Рассказ. Тёмные времена

Левое плечо ныло. Аце-кель повел рукой, чтобы почувствовать границы боли — так-то боли не было, но когда он нагружал левое крыло, возникало не приятное ощущение, а иногда и резкая боль. Всё потому что по пути сюда он попал в боковой поток, а маневр делать было лениво и он просто взял силой. «Пройдет» - подумал Аце-кель, - уже к вечеру. В крайнем случае завтра». Былая рана напоминала о «тех временах».

Сидевший справа Кера-вель передал ему трубку — длинная, на два локтя, с большой чашей на конце, в которой курилась смола. Аце-кель затянулся. Длинную затяжку делать было нельзя — опасно при большой дозировке, можно уснуть или забыться. А на Большом Сходе этого никак нельзя допустить. Но он всё равно чуть-чуть больше втянул. Подержав немного дым внутри, он выдохнул и передал трубку дальше по кругу — Мани-валю, самому старому из всех присутствующих. Смола действовала — мысль текла лениво, чувства успокаивались, настраивая всех на доброжелательное отношение друг к другу. Кроме одного — Реци-таля, самого молодого дракона на Сходе старейшин.

Старейшиной племени никогда не выбирали никого младше 50 Больших Лун, даже за заслуги. В легендах говорят, что когда-то такое было, но кто им, тем легендам, верит. До 50 Больших лун — это ещё дети, кровь в жилах кипит, всё им надо прямо здесь и сейчас. Молодежь, одним словом.

Аце-кель рассматривал Реци-таля, который сидел прямо напротив него. Ожоги и шрамы покрывали его тело, правое крыло перевязано ближе к телу. Может быть он даже шёл на Сход пешком. «Хотя, вряд ли, он шел весь путь. Скорее только, когда надо было подняться вверх, а вниз — парил», - думал Аце-кель. Перевязка позволяла раскрыть крыло. Реци-таль иногда подёргивал крыльями и поправлял повязку.

Трубка шла по кругу, дошла очередь и до Реци-таля. Он взял её, сделал маленькую затяжку и поспешил передать её дальше. Следующий на очереди, Нефе-заль не стал принимать трубку, давая понять, что предыдущий участник должен, по его мнению, ещё раз затянуться. Все наблюдали не шевелясь, а значит согласны с Нефе-залем. Реци-таль с неохотой сделал ещё одну маленькую нервную затяжку и снова протянул трубку. Теперь не принять её было нельзя.

«Ещё двое и круг закончится». Аце-кель осмотрелся - большой шатер, или, скорее, шалаш, легко вмещал 12 участников, ещё оставалось место, чтобы расправить крылья или пройтись не мешая другим. В центре горел небольшой костер. Аце-кель думал о том, что суть их собрания конечно важная — передел границ, но всё можно было решить уже до полудня, а не засиживаться допоздна. Хотелось домой. Хотелось окунуться в Теплое озеро, выпить настойки ягод молли, помиловаться с женой, а не вот это вот всё. Но курительная смола действовала и эти мысли не вызывали раздражения, просто как констатация факта.

Пока трубка шла по кругу и ещё некоторое время после, никто не разговаривал. Это был своего рода перерыв в жарких спорах, за который каждый мог успокоиться, обдумать услышанное. Никто не нарушал тишины.

Распорядитель Сбора старый мудрый друг Лено-каль медленно вытряхнул из трубки пепел, поковырял в чаше пальцем, выгребая остатки запекшейся смолы, обвел всех взглядом, положил трубку возле себя, пошевелил дрова в огне, поменял позу, почесал голову, потом опять пошевелил дрова и, наконец-то, спросил:

- Кто хочет сказать?

Все молчали. После круга трубки так всегда, но распорядитель обязан задать этот вопрос. «Ритуалы — кирпичи фундамента нашего общества» - лениво думал Аце-кель. «Ритуалы вечны, они придают стабильность, уверенность…» Реци-таль напротив прикоснулся рукой ко рту, ничего такого в этом движении, но потом он закрыл глаза и немного вздрогнул. А вот это привлекло внимание Аце-келя. «Только бы не фениги». Фениги — личинки редкого насекомого, которые принимают, чтобы сделать кровь горячее. Используются в медицине, для любовных утех, но в основном перед битвами. Аце-кель мотнул головой, чтобы собраться. Получилось слабо. «Надо восстановить общую картину».

Семь Малых Лун назад на них напали мангоры. Обычное дело — они часто вторгаются в их владения, но в этот раз их было слишком много. То ли они объединились, то ли несколько Больших лун назад у них было много потомства, но факт в том, что они напали на Таль и к тому времени, как драконы других племен прилетели на подмогу, мангоры уже вторглись вглубь и успели убить основную часть племени. Именно поэтому Реци-таль и стал главой, как самый старший. А учитывая его боевой опыт в этих боях и то, как смело он себя проявил, племя выбрало его.

Мангоры прорываясь по территории уничтожали всё, что попадалось на их пути. А когда началась битва, то Пламя драконов выжигало всё что, что ещё могло остаться, выжить, вырасти и давать плоды. Так у Таль осталось мало пастбищ.

Суть Сбора сводилась к тому чтобы пересмотреть границы племен. Раньше такой вопрос не поднимался. Конечно, были сложные периоды, но, обычно, племена делились урожаями, или приглашали принять участие в жатвах и охотах на своих территориях. Сегодня же речь шла о смене границ. Сначала Реци-таль заявил о постоянной смене, но собрание решило, что о постоянной смене речи быть не может и что прежние пастбища восстановятся. И все согласились помочь в засеве и заселении пострадавших территорий. Поэтому договорились о смене границ на три Больших луны. Достаточный срок, чтобы природа восстановилась.

После этого начали обсуждать новые временные границы. И вот тут-то и возникло разногласие у Реци-таля с Вако-малем. Другие племена согласились немного ужать свои владения. И Реци-таль наставал, чтобы Мали отдали Луга Лазурных озер. Но Вако-маль категорически не согласился и предлагал другую территорию, даже обширнее. Единственная загвоздка была в том, что предлагаемые территории находились от Талей за горной грядой. А в этих горах текли Смрадные воды.

- Я еще раз настаиваю на том, чтобы Мали передали нам Луга Лазурных озер, - необычно резко после Круга трубки сказал Реци-таль.

Возникла пауза. Это требование уже звучало неоднократно сегодня, и всем было лениво опять ввязываться в этот спор.

- Может там есть возможность как-то пройти мимо Смрадных вод? Или может там какое ущелье есть, - Лено-каль, как Распорядитель Сбора обязан был как-то реагировать.

«Лено-каль — старый добрый друг». С Аце-келем они дружны еще незапамятных времен. «Лун сто его знаю». Они сражались бок о бок еще в Большой битве и не раз выручали друг друга. Аце-кель нырнул в воспоминания о тех временах. Как раз в Большой битве он и стал «Аце-келем» - единственным драконом во всех племенах, у которого за большие заслуги убрали одну букву из первого имени. Он был невероятно горд собой. Первые две или три Больших луны. Потом он уже привык к этому, к тому, что все с уважением к нему относятся, прислушиваются. И не зря. В Большой битве, будучи уже тогда главой племени он умудрялся со своим отрядом не только наносить большой урон врагу, но и не потерять ни одного воина. И даже выручать воинов других племен. И тогда же они с Лено-калем и познакомились, а потом и сдружились. И даже сроднились. Аце-кель вспомнил свою Мера-кель, которая уже давно стала Мера-каль.

- Нет там таких проходов, - грозно сказал Реци-таль. - Ответь Вако-маль, почему ты не хочешь отдать нам эти луга?

- Не могу даже сказать почему. Я связан обетом.

Аце-кель знал этот секрет. Всё дело было в одной роще, которая стояла на краю этих лугов, но это был не его секрет. Так получилось, что его внимательность к деталям в своё время открыла ему эту тайну. Но об этом никак нельзя было упоминать. «Всё таки фениги» - Аце-кель думал. «Может для храбрости. Не всякому молодому дракону бывает попасть в один круг с Главами других племен». Мысли опять перенеслись домой, в их родное логово, в котором они вырастили красивых сильных детей, к теплой и нежной жене...

Аце-кель вынырнул из теплых грёз… Похоже, он всё-таки уснул. Лено-каль по прежнему предлагал различные варианты, ещё звучали предложения от других глав, Вако-маль по прежнему отказывался нарушить обет и отдать Луга Лазурных озер, а Реци-таль настаивал на своём. По прежему.

Аце-кель глотнул воды. Во фляге осталось воды на дне. Обычно фляги менялись довольно быстро. Снаружи периодически заходили молодые помощники, которые заносили воду, подносили дрова. Каждое племя накануне сбора отправляло двух молодых драконов на место встречи — навести порядок, поправить шатёр. Так молодёжь заводила знакомства с другими племенами, рассказывали друг другу какие-то истории, иногда, до прибытия страших, мерялись силой.

Он осмотрел всех присутствующих и почувствовал внутри какое-то беспокойство. А чутью он доверял. «Что не так? Реци-таль наелся фенигов. Так ладно, пусть это для храбрости. Не хочет идти через Смрадные воды. Тоже понятно. С Вако-малем и его рощей. Ясно. Про то, что присутствует всё понятно. А что отсутствует? Чего нет из того, что должно быть?» Он задал вопрос себе в пустоту и просто ждал пока ответ сам возникнет в сознании.

Старик Мани-валь зашевелился. «Наверное, тоже уснул. В его то возрасте. Если не ошибаюсь, ему триста двадцать лун. Или двадцать одна». Но старик смотрел цепко и, пусть не подавал виду, но внимательно следил за происходящим.

- Ох, неладное что-то происходит. Когда это драконы не могли договориться, - проворчал он в сторону Аце-келя. Тот слегка кивнул в ответ, не поворачивая головы.

- Вы не хотите стать на мою сторону. Вы понимаете, что речь идёт о выживании моего племени? - прорычал Реци-таль.

- Понимаем. И хотим решить этот вопрос. Именно для этого мы здесь и собрались, - спокойно отвечал Лено-каль. Он повернулся в сторону Аце-келя и спросил: - Ты ничего не скажешь?

- Тут явно прямой конфликт, - Аце-кель не спешил с ответом. Хотя и вопрос несколько неожиданный. «Может Лено-калю уже давно нужна была моя поддержка, а я проспал». - Нужно уйти в другую плоскость вопроса. Предположим, что Лугов Лазурных Озер нет. Что тогда?

- О! - Реци-таль зарычал. - Вы все тут старые идиоты, вам бы только рассуждать о теориях, каких-то предположениях. Вы ничего не понимаете. Всё это уже устарело. Все ваши правила и традиции изжили себя. Весь этот ваш круг, - он снова провёл рукой возле рта и, уже не скрываясь, передернулся от фенигов.

«Становится жарко».

Реци-таль уже стоял.
- Все вы, - он размахнул крылья и указывая на всех присутствующих своим пальцем, - давно могли объединиться и оттеснить мангоров за Скалистые горы и моё племя бы было живо. Моя семья. Но вы только и можете, что «чтить традиции» - на последней фразе он закривлялся.

Во рту пересохло. Аце-кель взял флягу, но она была пуста.

- Будет вам новая политика, раз так, - громко сказал Реци-таль. Он зарычал.

Аце-кель повернул голову туда, куда помощники складывали дрова для костра, занося их незаметно, чтобы не отвлекать старших. Но дров уже почти не осталось. Он вскочил на ноги, но поздно. Реци-таль выхватил из под повязки на крыле небольшой кинжал, подскочил к Вако-малю и одним ударом вонзил кинжал ему в живот, точно под тем углом, чтобы попасть в сердце. Другие драконы тоже вскакивали, но действие смолы затормаживало их действия. В этот момент снаружи со всех сторон, проламывая стены, ворвались молодые драконы. Все они были из племени Таль.

- Темные времена настали, - сказал старик Мани-валь. - Драконы начали убивать друг друга.

Вадим Трофимов (с) 19.08.2020 2:00


Поделиться: