Рассказ "Вечный Движитель" (В. Трофимов)

Предлагаю Вашему вниманию фантастический рассказ о недалеком будущем, которое могло бы нас ждать.

«Движитель Безухова», стоявший на столе, вырабатывал электричество уже два часа. Глаза сами поворачивались к нему, стоило только задуматься о чем-то. Вращение дисков, видневшихся внутри, вызывало гипнотическое состояние, а подергивающиеся стрелки индикаторов напоминали пульс живого существа. Провод из недр «движителя» заканчивался розеткой. Когда к «движителю» подключили электрический чайник, стрелки индикаторов сначала упали до нуля, а потом медленно, словно нагруженный старенький автомобиль, поползли вверх.

По словам ученого выходило так, что современная наука слишком затеоретизирована: рассматривает законы природы в идеальных условиях, не учитывая влияния среды. «А ведь мы находимся на Земле, у которой есть электромагнитное поле. Поле по своей структуре неоднородное и имеет более плотные участки», – рассказывал ученый. Именно поэтому, Безухов сконструировал прибор для регистрации плотных участков. Поместив электромагнитный резонатор строго перпендикулярно направлению поля, он получил устойчивое вращение, благодаря которому можно получать полезную работу. Слово «движитель» не совсем точно отображало суть прибора, но кто-то из общины увидел, как диск вращается сам по себе и вскрикнул: «О, вечный движитель!» Так и прижилось это название.

«Учтите, что наука давно не существует сама по себе, а обеспечивает международные компании, разрабатывая направления, которые дают прибыль. Прибыль – базовая аксиома сегодняшней науки. Бесприбыльных открытий сейчас никто не делает», – просвещал ученый во время презентации.

Сейчас автор изобретения, Александр Безухов, дремал на лавке – длительная поездка сначала на поезде, а потом несколько часов с Олегом на машине с вокзала до поселения, давала о себе знать. Из-за снегопада ехали окружным путем, последние же пять километров прерывались частыми остановками из-за заносов, которые приходилось расчищать. Безухов не оставался безучастным пассажиром – помогал расчищать снег и толкать машину. Даже приехавшая с изобретателем жена садилась за руль, пока они с Олегом работали лопатами. А два часа лекции с демонстрацией «движителя» сморили его окончательно.

Длинные худые руки учёного переплетались на груди, голова с клоком седины на виске тянула тело принять горизонтальное положение. Худощавое бритое лицо скрывало возраст мужчины. Только морщины вокруг глаз предательски сообщали: «Этому телу больше шестидесяти». Кроме безбородого изобретателя, в комнате остались только члены Совета общины. Остальные экопоселенцы, присутствовавшие на презентации, разошлись – в общине принято рано ложиться спать. Жена изобретателя тоже ушла в гостевой дом, где их временно разместили.

«Общинники» не любили принимать незнакомых людей в своих домах, поэтому гостевых домиков в поселении было много. Строили подобные жилища по разным технологиям – из глины с соломой, из мешков, набитых наваленным из выкопанных прудов песком. Обычно копание очередного пруда в поселении старались совместить с какой-нибудь постройкой, где требовался песок или глина.
Такая негостеприимность местных жителей была вызвана, в первую очередь, закрытым укладом жизни общины. С момента её создания обитатели решили, что стать членом общины может не всякий: для этого требуется длительное знакомство и испытательный срок. Далеко не каждый может даже просто так приехать в гости. Объяснялось это тем, что «за забором» общины слишком много людей хотят нажиться на других, облекая это в разные формы, прикрываясь благими намерениями. Заниматься собой, своим развитием можно только в изоляции от внешнего мира, который нагло и беспардонно лезет в жизнь каждого жителя Земли с убеждениями и навязчивой рекламой товаров, образа жизни и стереотипов поведения. Людям, живущим в обществе всё сложнее сопротивляться «зомбированию», всё труднее оставаться собой. Как тут останешься собой, если с детства человека отдают на воспитание незнакомым людям, которые готовят его исполнять чужие приказы и жить по заведомо предписанным и неукоснительно соблюдаемым чужим правилам?
Поэтому железный занавес в малых масштабах позволял уединиться и вырабатывать субкультуру, основанную на личном опыте и, дозированно, на опыте внешнего мира. Только обладая методикой распознавания манипуляций и устойчивым мировоззрением, можно слушать смелые теории, что совершенно недопустимо при наличии неокрепшей психики – а она является таковой почти у каждого в современном мире. Безответственность и инфантильность привела и продолжает вести цивилизацию к кризису.
Несколько месяцев назад Безухов написал по электронной почте о желании вступления в общину, упомянув о своей разработке электрогенератора. Писал неопределенно и завуалированно: «могу собрать», «теоретически это возможно». Совет общины: Андрей, Олег и Сергей, не могли решить, кому вести переписку с Безуховым – согласно с установленным порядком это должен был делать Олег, как ответственный по вопросам приема новых людей, но он слабо представлял себе, что такое «вечный двигатель». Сергей про «ватты и киловатты» ничего не знал и был завален текущими делами общины, поэтому времени на «бредовые идейки» у него совершенно не оставалось. А мастер общины Игорь по своей натуре слишком далек от дипломатических переговоров. Поэтому решили, что переписываться с изобретателем будет Андрей: ему, как специалисту по «тонкой душевной организации», легче выяснить степень сумасшествия «изобретателя», а дальше будет понятно, что с ним делать. И вообще, делать ли что-то.
Оказалось, что у Безухова есть некоторое изобретение, которое он хочет передать «хорошим людям», чтобы они использовали его во благо человечества, а не ради личных корыстных интересов. Но организаторских способностей учёного было недостаточно для того, чтоб сделать это самостоятельно.
Опасения на счет безопасности для Совета общины – это далеко не пустой звук. За пять лет существования поселения, людям пришлось натерпеться – были и проверки, и аресты. Они знали о том, что деятельность коммуны находится под особым тщательным присмотром. Ни для кого не секрет, что слежкой занимаются не только государственные, но и корпоративные спецслужбы, которые наделены не просто техническим превосходством, но и получают реальную выгоду от промышленного шпионажа. Корпорации выискивают новые изобретения или нарушения патентного права – и то и другое приносит им немалые барыши.
Любое электронное письмо, смс-ку могли прочесть, заметку в интернете или просто фотографию тщательно анализировали: посему какое-либо неосторожное слово или смелое предложение могло превратиться в компромат. После громкого дела в дружественном поселении несколько лет назад, на общем собрании единогласно приняли решение о закрытии всех профилей и аккаунтов в социальных сетях.
Последние годы изменили общество: они отмечены всеобщим государственным контролем, доступом контролирующих органов к переписке и банковским счетам без суда. Под видом борьбы с коррупцией и терроризмом, коррупция процветала еще больше, не скрывая корпоративной природы – лоббирование законов в угоду международным компаниям, которые стремились под разными предлогами присосаться к человеческим, природным и энергетическим ресурсам стран третьего мира. Все это наносило заметный ущерб всем сферам жизни.
Ряд экономических потрясений в развитых странах нарушил размеренный образ жизни планеты. Потоки эмигрантов потекли в страны третьего мира, которые продолжали находиться в колониальной зависимости от «мира цивилизованного». Новоприбывшие продолжали навязывать свои технологию и образ жизни настолько агрессивно, и это, естественным образом, вызывало отторжение со стороны местных жителей.
За последние годы стоимость энергоресурсов поднялась настолько, что отечественные товары давно перестали быть конкурентоспособными. Весь мир не просто стоял на пороге кризиса, а был погружен в него «по самое не могу», о чём свидетельствовали дефолты, природные катаклизмы, эпидемии. У современной цивилизации не хватило мудрости и организованности пережить все это.
С другой стороны, усложнение социально-экономических условий повернуло людей в сторону более светлых идей – процветали эко-движения, духовные течения. Ведь кроме как в высшие миры бежать некуда, вся планета погружалась в бессмысленную борьбу за выживание. И люди бежали. Бежали в первую очередь на природу, где душа отдыхала во все смутные времена. После забастовок правительство ряда стран дало карт-бланш на создание альтернативных поселений. Это снимало социальное напряжение – можно заняться самообеспечением продуктами питания, отвлечься на обустройство «малой родины», снять нагрузку с городов.
Подобных поселений было много — на территории бывшего Советского Союза счет давно перевалил за тысячи. Не всегда поселения создавались в чистом поле, чаще это уже существовавшие, почти мертвые деревни, возрождались за счет приезжих горожан, которые с энтузиастом брались за налаживание быта, поднимая планку требований к инфраструктуре и внешнему виду. Через пять лет такие возрожденные деревни начинали походить на европейские городки — чистые и обустроенные. Часть поселений строилась на религиозной теме — люди, объединялись на основе своих священных писаний и жили общинами. Другие — по профессиональному признаку, еще кто-то — вокруг конкретных проектов. Великое множество разнообразия поселений позволяло выбрать сообщество по себе.
Так создавалось и это поселение. Три семьи с детьми основали его через год после «начала конца», когда ждать было уже невмоготу. Трое мужчин решивших, что ждать лучших времен не стоит, что наиболее благоприятное время действовать осталось в прошлом. И не суть важно, сколько впереди будет проблем, и будет ли это самое «впереди», но вот пять лет пути остались позади...
А теперь надо решить, что делать с «вечным движителем». Хотя последние пару часов изобретатель объяснял присутствующим, почему двигатель не «вечный» и как он работает, но никто особо не вник в суть изобретения, и поселенцы всё равно продолжали называть его «вечный».
– Однозначно понятно только одно – нельзя оставлять его здесь в единственном экземпляре. – Андрей отхлебнул остывший иван-чай, про который он вспомнил после окончания лекции. – Если информация про Безухова и аппарат просочится за пределы этих стен, за нами очень быстро приедут. Помните Карасева и его изобретение? И где сейчас Карасев?
– Какой Карасев? – удивился Сергей.
– Почему ты не знаешь, кто такой Карасев? А! Ты был в городе в те дни, когда Карасев приезжал к нам, помогал по строительству мастерской. Всё ходил, рассказывал о своей идее дешевой энергии. Но толком ничего объяснить не мог. Так вот, он выложил ролик о «сверхединичном» двигателе с чертежами и принципом работы в интернет, а через сутки исчез. Ролик стерли, сайт Карасева с чертежами отключили, а сам автор как в воду канул. На каком-то форуме видел, что, якобы, иностранная компания купила у него изобретение, а его пригласили работать за рубеж. Но, во-первых, родственники этого не подтвердили, а, во-вторых, за городом у него осталось родовое поместье, куда он даже не заехал, чтобы законсервировать дом на зиму. Всё это наводит на мысли, что Карасева больше никто никогда не увидит.
– Итак, какие у нас идеи? – Олег делал заметки. – Первая «никому не показывать, пользоваться самим» – слишком рискованная. Вторая, «выложить в интернете» – опыт Карасева показывает, что не подходит. Еще варианты?
– Можем предложить чертежи другим поселениям? – Сергей поднял крышку двигателя и смотрел, как вращается диск. – А лучше наладить производство и под видом деловых поездок продавать его по общинам. Потому что, во-первых, чертежи никто не купит, да и бесплатно никто не возьмет – ни у кого в поселениях нет свободных средств для подобного эксперимента, я уже не говорю про компетентность. Второе, рассылка схем, – это путь Карасева – ценности никто не оценит, а мы рискуем так же исчезнуть. А когда мы будем развозить рабочий аппарат, то «службам» придется изымать его из всех общин. А рабочий прибор никто так просто не отдаст. План сработает, если мы сделаем их много и одновременно всем отвезем.
– Нас вычислят на стадии сборки, – возразил Олег, – начни закупать комплектующие, станет ясно, что мы что-то затеваем.
– Надо подумать, – Андрей допил чай. – Предлагаю на сегодня закончить – час поздний. А завтра с утра будем решать. Олег, буди гения бесплатной энергетики и забирай к себе.

Еще затемно Совет собрался в малом составе: Андрей отвечал за социально-психологический аспект, Олег – за безопасность и организацию, Сергей – за экономику поселения. Решения по «движителю», который для конспирации называли «мотокультиватором», согласовали быстро. Члены Совета за пять лет создания коммуны нахлебались и горестей, и радостей – всё делилось поровну и ложилось на плечи этих смелых и отважных людей, которые стали на путь свободного Человека, что, с другой стороны, означало пожизненную борьбу с существующей социально-паразитарной системой. И до сих пор Система не победила, а значит шанс есть.
Пока изобретателя не было, решили, что его с женой принимать в общину будут на общих основаниях. Олег выделит гостевой дом на своём участке, а через год, после окончания испытательного периода, приступят к постройке отдельного. Строительство отдельного дома – это продолжение испытательного периода, так как будущий сосед раскрывался с другой стороны.
Пока Андрей сходил за Безуховым, автором «культиватора», Олег с Сергеем решали текущие поселенческие вопросы.
– Что на планерке было? – спросил Олег.
– Ну, Инна приболела, поэтому твоя Ольга сегодня подменит её в школе. Игоря-мастера завалили цепями от бензопил после вчерашнего – целый день будет занят. Бригада пока повозит лес. Говорят, трактор вчера не могли завести, но Игорь посмотрел, говорит: «Всё поправил». Тебя отправляют в город после обеда – надо в наш магазин товар отвезти, и у Марины заберешь список покупок. Снега ночью не было, поэтому можешь ехать той же дорогой, что и вечером, но на всякий случай, тебе в помощники выделили Илью – он куда-то хотел заехать в городе.
У общины в городе имелся небольшой магазинчик, куда свозили излишки продуктов и разные товары, которые делали общинники – от мебели до сувениров. Общине принадлежал и другой, расположенный в том же помещении, магазин с обычными товарами ежедневного спроса – крупы, масла, хозтовары. Прибыли такой магазин приносил немного, зато не надо ездить по городу для закупок – все товары свозились поставщиками в лавку, а потом увозились в поселение.
– А что с «Эко-кафе»? Этот, как его, Данила Романенко? – спросил Олег. – Рассчитались?
– Да, куда там. Прячется – трубку не берет, на письма не отвечает. Раньше хоть обещал, что расплатится, а теперь пропал.
– Пусть товар вернет.
– Так нет товара, распродал уже.
– Можем подъехать с ребятами, нажать.
– Да надо бы. Нужно еще в Круг общин скинуть предупреждение, чтобы не работали с ним и всей его конторой.
– Он мне сразу не понравился, с виду открытый, всегда улыбается, обниматься лезет. Скользкий типчик.
В сенях послышалась возня и голоса, дверь открылась и вошел Безухов, а следом показался Андрей.
– Доброе утро… товарищи! – Александр Вячеславович выглядел отдохнувшим, несмотря на довольно раннее для городского человека утро, и не таким худым, как накануне. – У вас удивительно спится. Как лег, так и встал. Если вы так отдыхаете, то неудивительно, что успеваете вести столько проектов.
– Наш секрет в том, что мы спим только зимой, – Сергей, самый старший из совета, но, по сравнению с Безуховым, молодой, пожал руку изобретателю и указал на стул возле стола, – присаживайтесь. Олег, тебе слово!
На столе лежали бумаги, на верхнем листке видна схема действий по проекту – списки, соединяемые цветными стрелочками. Олег дописывал что-то в план. Шариковая ручка в ручище выглядела неуместно, как спичка, но послушно делала какие-то, одному ему ведомые, пометки.
– Пока не начали, – попросил Безухов, – налейте вашего замечательного исконно русского напитка – иван-чая. А то я вчера не смог, как следует, насладиться вкусом.
– Да запросто! – Андрей шаманил возле стола с посудой.
– План такой, – начал Олег. – Каждую осень мы, обычно, ездим в какое-нибудь поселение в гости. Везем некоторые товары, обмениваемся опытом. В этот раз мы поедем в турне с семинарами. У нас есть пару наработанных тем – мы уже начали снимать фильм, но раз такое дело... Приезжаем в поселение, показываем на месте ваш «мотокультиватор», - Олег сделал паузу и кивнул в угол комнаты, где вращался аппарат и вырабатывал почти бесплатное электричество, от которого заряжалось три аккумулятора и работала стиральная машина в соседней комнате: пока мужчины совета решали, что делать с изобретением, женщины с самого утра быстро нашли применение «приборчику профессора».
Безухов прищурился глядя на показание индикаторов и удовлетворительно кивнул.
– Так. А что насчет проверок на дорогах?
– Прибор будем собирать на месте. Поедете с нами. Водительские права есть?
Безухов кивнул:
– Правда, я давно не ездил.
– Это не важно. Поедете, как сменный водитель. Это обычная практика, подозрения не вызовет. Вы – кандидаты на поселение, условия обычные. По условиям кандидаты могут участвовать в выездных мероприятиях, чтобы мы могли лучше узнать друг друга. Так вот: приезжаем, собираем, продаем по той цене, которую сможет заплатить поселение– ситуация у всех разная. А нам надо будет отбить не только стоимость комплектующих деталей, но и поездку. Ну, и ваши подъемные.
– Нет-нет, мне ничего из этого не надо, – Александр замахал руками. – У нас есть небольшие сбережения, которые мы готовы внести в коммуну.
– Ладно, не вам, а на нужды общины. У нас есть куда эти деньги пристроить.
– Может лучше не брать эту... прибыль, – изобретатель выглядел расстроенным. – Может, пусть больше людей смогут пользоваться моим... «культиватором»?
– Александр Вячеславович, не думайте, что это огромная прибыль. Я очень надеюсь, что мы хотя бы выйдем в ноль с поездкой, – Сергей показал на лист с расчетами. – Сейчас денег ни у кого нет. А картошкой брать не будем, дорого выйдет везти. Так что – это не такие большие деньги. Просто с некоторыми поселениями закроем прежние долги. Все равно, товар будем брать, во-первых, для прикрытия, а, во-вторых, для компенсации расходов.
Безухов смотрел на цифры сметы поездки и что-то взвешивал внутри.
– Да, вы правы. В любом случае, я передал вам эту штуку, а вы решайте, как поступить. Вам виднее.
– Дело не в том, что нам виднее или не виднее, – Андрей, который все это время, рисовал в тетради, обошел стол и сел возле изобретателя. – Как показала практика, если мы будем раздавать гене…культиватор бесплатно, то он будет валяться в сарае после первой же поломки. Или разберут на запчасти, или, что еще хуже, продадут куда не надо. Поэтому мы решили, что при таком подходе, всем будет больше пользы. Но, в общине мы разъясняем решения – не было случая, чтобы совет продавил решение. У вас есть сомнения? Излагайте, может мы что-то упускаем или чего-то не знаем. Мы не можем знать всё, все обстоятельства.
Глаза Александра наполнились слезами:
– Ребятушки, я несказанно рад, что судьба свела меня с вами. Вы всё правильно делаете. Я с вами, полностью поддерживаю. Мне приходилось видеть, как мои... валяются никому ненужными. Хотя я их дарил и чинил бесплатно... Уф, можно мне воды? А то я как-то разволновался. А чай еще не остыл.
– А сходим к роднику, заодно прогуляемся, – Андрей встал и, взяв изобретателя под локоть, вывел в сени, где слышно было, как изобретатель что-то говорил, пока они одевались.
– Ладно, мы пока по списку поселений пройдемся, – Сергей поискал лист на столе. – Думаю, что на хутор надо обязательно заехать. Во-первых, по пути, а во-вторых, у них мастерская, в любом случае, нужно...
Изобретатель и советник по душевным делам хлопнули входной дверью, и Сергей тише продолжил:
– Не думал, что это так сильно его заденет.
– Изобретатели – люди далекие от материального мира, – медленно глядя в никуда ответил Олег. – Ладно, он это принял, а потом всё поймет. Просто для него это неожиданно. Надо еще с ним поработать. Андрей всё сделает правильно – лучшего «объяснителя» не найти. Вот увидишь – через пятнадцать минут Александр Вячеславович будет как огурчик. Лучше пройдёмся по маршруту.
Как и сказал Олег, правда, через полчаса, пришли Александр с Андреем. Изобретатель выглядел подтянутым и веселым, как до разговора.
– Прошу вас обращаться ко мне «на ты», зовите просто Саша. Пока что. А там, может, у меня появится общинное имя. Чувствую, что это создает преграду. Извините, может нас долго не было.
– Нет, нет, – Олег делал заметки напротив поселений, входивших в маршрут «турне», – Мы как раз закончили основной план движения. Андрей, я потом еще утрясу с тобой пару моментов по этому вопросу. Мы хотели обсудить вариант доставки комплектующих для…– он стрельнул глазами в угол с прибором.
– Да, да, – Саша придвинулся ближе к столу. – Комплектующие... Я вчера показывал. Вообщем, все просто – магниты, провода, диски, коробка. Нужна? Можно без неё. Датчики, клеммы. Что еще? Ну, и по мелочи: клей, винты или шурупы, смотря какая коробка или на чем собирать.
– Ну, список мы еще детально проработаем. Мы хотели озвучить идею в целом. Если мы повезем всё отсюда, то это вызовет слишком много подозрений, на первом же КПП нас остановят. Мы будем делать заказы в интернет-магазинах сразу на адрес поселения, к нашему приезду комплектующие будут там. Приезжаем-собираем.
Саша потер лоб. Теперь на Совете сидел изобретатель-ученый, который мог трезво смотреть на вещи, учитывать нюансы и обстоятельства, найти изъян в рассуждениях.
– Мне кажется, что заказ одинаковых комплектующих на разных получателей, или на одного в разных местах, вызовет не меньше подозрений, чем машина набитая кучей медной проволоки и магнитов. Ваш план хорош, но тут надо действовать тоньше и дальновидней. Вы еще проводите обучение по организации бизнеса в поселениях?..

Два с половиной года спустя

– Друзья, коллеги! – Сергей стоял на сцене одного из самых первых «докризисных» альтернативных поселений, перед ним, на ярмарочной площади, стояли сотни людей, большинство в национальных костюмах.
Жители других поселений и хозяева, устроители ярмарки радовались удачной торговле, жители городов – хорошей возможности отвлечься от мрачных будней, погрузиться в атмосферу праздника и надежды на светлое будущее. Много красивых девушек в ярких одеждах ловили взгляды представителей мужского пола. У этой публики в почете целомудренность, но целомудренность не означала отсутствие флирта или брачных игр. Во все времена для молодых людей это прекрасная возможность узнать своего вероятного партнера лучше. Было много девушек: некоторые выросли в этом поселении, другие приехали со своими родителями для участия в ярмарке – все в поиске пары. Поэтому атмосфера ярмарки наполнена жаром молодых тел, которые танцевали, кружили хороводы уже пятый день фестиваля. Источаемые молодыми телами флюиды, не испорченные запахом тяжелого мясного пота, делали стариков моложе, а взрослых людей – энергичнее. На таких фестивалях алкоголь и другие наркотики находятся под строжайшим запретом и это делало веселье длительным – трезвая вечеринка могла продолжаться несколько суток, что невозможно на алкогольной, когда печень отказывала уже на третьи сутки. Здесь же на третьи сутки люди только раззнакомливались, входили в резонанс друг с другом и тогда новоиспеченными волхвами проводились обряды, погружающие людей в лечебный транс, снимая напряжение с психики, заряжая позитивом, которого хватало до следующего праздника.
– Раз, раз! Нормально! – Сергей кивнул звукооператору. – Друзья! Рад видеть всех вас здесь на этом празднике Урожая. Мы с друзьями были здесь четыре года назад, и радует, что количество гостей увеличилось. Больше стало и «купеческих обозов», обилие товаров на ярмарке говорит, что мы, дети земли русской, умеем трудиться и умеем производить товары, растить чистую пищу, и, конечно, жить в согласии с природой.
Молодая девушка в ярком сарафане, стоящая перед сценой, что-то со смехом сказала Сергею, на что он в микрофон ответил:
– Да! То, что мы умеем праздновать, было понятно во все времена.
Сергей подсмотрел в бумаги.
– Сейчас я хочу обратить ваше внимание на другое. Несмотря на всемирный кризис – финансовый, энергетический, социальный, мы продолжаем жить и находить светлые моменты в жизни, что привело нас к тому, о чем я дальше расскажу и что продемонстрирую.
Пару лет назад общины, которые участвовали в нашей программе «Экономическая безопасность поселений», получили от нас заказы на разработку и налаживание выпуска некоторой продукции. Обратите внимание на столы, которые ассистенты расставляют по площади и постарайтесь сгруппироваться так, чтобы всем было видно.
На сцену тоже вынесли стол с коробками. Было похоже на презентацию, что само по себе странно, так как презентации проходили в первые дни и люди ознакомились с большинством товаров на ярмарке.
Ассистенты возле столов доставали товары из коробок. Сначала на столах появился, ставший хитом за последний год, детский деревянный конструктор «Хата бобра». Детали соединялись специальными штифтами, вставляемые в разъемы. Это межобщинный проект – в разных поселениях делали разные наборы по единым стандартам. Покупая новый набор такого конструктора, старый не выбрасывался, а обновлялся и дополнялся. Можно было даже приобрести специальный инструмент для высверливания разъемов, что делало конструктор более разнообразным.
– Вот, например, «Хата бобра» – экологический конструктор, выпускается полтора года, и распространился по стране и ближнему зарубежью. Интерес к конструктору растет, что радует.
Ассистенты достали еще один набор деревянных игрушек – человечков размером с вершок. Голова каждого человечка представляла собой маленький кристалл или камушек, помещенный внутрь шлема, который заканчивался антеннкой. Человечков тоже делали в разных общинах и каждая из них клала свой особый кристалл, камушек или магнитик. Внизу игрушки был разъем, совместимый с набором «Хата бобра», что наполняло детский мир «живыми» существами. «Человечки» обрели особую популярность после выхода мультфильмов и публикации книги о человечках с разных планет – камушек или кристалл говорил о том, с какой планеты тот или иной человечек.
– Следующая разработка нашего проекта, которую мы вывели на рынок – это «Веселые человечки». Была придумана история человечков, написана книга, комиксы, сняты мультфильмы. Игрушка нравится детям и взрослым. Как вы знаете, разные кристаллы и камни гармонизируют пространство в доме, поэтому «человечков» иногда покупают как сувенир.
Переходим к следующей части – «Чудо-Юла».
На столах появилась «Чудо-Юла», которая представляла собой, на первый взгляд, обычную юлу около тридцати сантиметров в диметре. Ассистенты запускали ее и при вращении юла мерцала разноцветными светодиодами.
Сергей продолжал:
– «Чудо-юла» – еще один хит. Как вы знаете, она работает без батареек, так сказать, «вечный двигатель».
Публика заскучала, поскольку насмотрелась на презентации товаров уже в первый день и теперь ей не терпелось веселиться. Юлу разобрали на части и разложили на столе: корпус, диск, обмотанный проводами, какие-то щеточки, которые, видимо, терлись об этот диск, вырабатывая ток для светодиодов.
Сергей снова посмотрел в свои записи и продолжил говорить в микрофон:
– Следующее, что я попрошу достать – это ветряк. «Компактный сборный ветряк» подходит для выработки небольшого количества электричества. Несмотря на то, что подобные источники энергии малоэффективны, нам удалось разработать и наладить производство таких ветряков, которыми пользуются, в том числе, и в городах, для подзарядки тех же телефонов. Я лично знаю несколько человек, которые на балконах установили такие ветряки и пользуются ими. Несколько компаний заказали ветряки для установки в офисах. При чём не внутри, а снаружи. Теперь на некоторых зданиях рядом с кондиционерами висят ветряки.
На столах тем временем сняли с ветряка ветровую ловушку, которая представляла собой вертикальный цилиндр с лопастями. Отличие этого ветряка от лопастных заключалось в наличии одной оси вращения: вращалась только ветровая ловушка, что позволяло работать вне зависимости от направления ветра. Это является особым преимуществом при порывистом ветре, потому что обычные лопастные ветряки с трудом переживали смену направления ветра. Все запчасти от игрушек разложили на столах, кто-то из ассистентов собирал деревянный конструктор, демонстрируя легкость сборки и разборки.
– К ветряку в комплекте идет стабилизатор-инвертор. Как оказалось, туда вошли «лишние» кабели, но, предположительно, их можно куда-то пристроить.
На столах появилась коробочка, сверху которой находилась рукоятка в окружении картинок с изображением птиц и элементов природы – водопада, леса, и одна кнопка включения. Установив рукоятку напротив какого-то изображения и нажав кнопку можно наслаждаться звуками природы, которые доносились из динамиков в корпусе.
– Этот сувенир не ахти какое изобретение, но благодаря некоторым маркетинговым трюкам, о которых я не расскажу, – улыбнулся Сергей, – это тоже стало популярной вещицей.
Вот такую продукцию нам удалось разработать и внедрить за два года, о цифрах я говорить не буду, чтобы сильно не утомлять вас. Но всего в проектах занято более двадцати поселений. При этом речь не только о производстве, но и сопровождении, планировании. Кто-то рисовал мультфильмы, кто-то продавал. Участвовало более трехсот людей. За что всем большая благодарность и надежда на дальнейшее сотрудничество.
А сейчас я перейду к следующей части презентации.
Основная проблема, которая стоит перед теми, кто переехал из городов, и теми, кто хотел бы, но не может – вопрос энергоресурса. Есть масса примеров, когда люди вынуждены отказаться от переезда из-за отсутствия электричества или его дороговизны. Стоимость электричества сейчас выросла и никакие альтернативные источники не могут покрыть потребность для производства. Солнечные панели слишком дорогие и требуют особого ухода, всевозможные ветряки нестабильны, слишком зависимы от погоды. Даже наш ветряк подходит лишь для зарядки мобильных телефонов или других маломощных приборов.
Поэтому поиск альтернативных источников энергии не прекращался во все времена. И вот несколько лет назад одному человеку удалось собрать рабочий прототип и связаться с нами. Учитывая, что подобные изобретения и изобретатели преследуются теми, кому это невыгодно, заявлять открыто об изобретении нельзя. Поэтому мы решили пойти другим путем. Начинайте! – Сергей обратился к ассистентам. – Попрошу опять обратить внимание на столы.
Из деревянного конструктора ребята собрали каркас, установили в него диск из «Чудо-юлы». «Веселых человечков» расставили по периметру диска и соединили набором «лишних» кабелей от ветряка, которые присоединялись к антеннам на шлемах. Генератор от ветряка тоже присоединили к диску. Какую-то схему из «Имитатора природы» установили в каркасе. И, в конце-концов, подключили к генератору стабилизатор-инвертор от ветряка. Те, кто уже собрал конструкцию, кивали Сергею и когда все закончили, он сказал: «Запускай!» – и на всех столах крутанули диски, придав им начальное вращение. Диски начали вращаться, набирая обороты.
– Сейчас мы продемонстрируем работу магнитно-резонансного генератора Безухова. Подключайте потребители!
За одним столом в розетку инвертора включили электрочайник, за другим – дрель, за третьим – электрорубанок и так далее. Люди смотрели с открытыми ртами, атмосфера праздника сменилась удивлением и восторгом, когда до людей стал доходить смысл увиденного. Но еще больший восторг пришел, когда некоторым стал понятен второй и третий смысл всего этого.
Сергей продолжил:
– Сегодня в интернете и лично на почту во все поселения отправлены чертежи, видео-инструкции, как собрать генератор из наших игрушек. И с сегодняшнего дня есть в продаже генератор в сборе, который, конечно же, обойдётся дешевле, чем собранный из игрушек. Несколько таких генераторов работает в нашем поселении уже два с половиной года без остановки. Каждый из них вырабатывает стабильно один киловатт электричества, чего вполне хватает. Ничто не мешает установить несколько генераторов параллельно. Принцип работы и чертежи можно скачать на сайте. Все выложено сегодня в открытый доступ на различных сайтах, форумах. «Движитель Безухова» – устройство, с помощью которого стало ближе светлое будущее, в прямом и переносном смысле!

СПУСТЯ ПОЛГОДА
Прошло полгода с открытой презентации «движителя». Тогда, сразу по возвращении в поселение, возникла пауза в эфире – никто не писал никаких отзывов, никакой обратной связи, никаких заказов на новые генераторы. Но через три дня началось – сначала одно робкое письмо от «самоделкина», который писал, что это всё фейк и подделка, потом еще одно с вопросом – «где такой генератор можно купить?», позже начались звонки. Телефоны не умолкали, пришлось их отключить и вести общение только по почте. Все поселения, которые производили игрушки, отныне были задействованы в производстве генераторов. Каждое поселение выпускало модификации генератора и обеспечивало свой регион.
Олег бесшумно въехал в новый гараж. Раньше по поселению ездили только когда подвозили что-то тяжелое, но с появлением электромобилей в общине убрали это ограничение. Олег вышел из машины, подошел к генератору в углу гаража, похлопал по корпусу со словами: «Работяга!» поставил машину на зарядку. Забрав коробку из багажника, направился в дом.
Утреннее солнце грело мягким апрельским теплом, свежая трава постепенно вытесняла прошлогоднюю, превращая «палас» из грязно-желтого в сочно-зеленый. В саду промелькнул цветной сарафан жены – она не слышала, как он приехал, детворы тоже не было видно.
На кухне стоял завтрак, накрытый салфеткой. Когда Олег уже переоделся и завтракал, вошла жена.
– Привет, милый, – Оля сняла рабочие перчатки и держа грязные руки за спиной, поцеловала мужа в макушку. – Как десерт?
– Отличный. Какой-то новый вкус чувствуется.
– Я нашла баночку сушеной клубники, решила добавить. Какие у тебя новости? – Ольга вымыла руки и искала глазами полотенце.
– Новостей куча, сам еще не понял что к чему. Там в коробке я кое-что купил для тебя, еще в машине пару коробок, потом принесу.
Ольга, вытерев руки, подошла к коробке и открыла крышку. Под бумажной упаковкой свертка оказалось платье – красивое из тонкой ткани. Глаза жены улыбались – она рада подарку. Хоть в доме отдельная гардеробная комната с одеждой в основном женской, Олег знал, что любой женщине одеть всегда нечего, потому что одежда должна не только прикрывать тело, но и подчеркивать одновременно внешность, состояние, настроение и, даже, возможное развитие событий. Подобрать наряд, который отвечает всем требованиям одновременно невозможно.
– Пойду прямо сейчас примерю, – убежала Оля, радуясь как девчонка.
– В Китае наладили выпуск генераторов. Ты слышишь меня?
– Да! И что?
– Теперь весь мир завалят. Ну, почти весь мир. Некоторые страны запретили производство и ввоз генераторов – якобы это уменьшит количество рабочих мест и негативно скажется на экономике. Кстати, на нас даже в международный суд собираются подать.
– Да ты что? А почему?
– Ну, там целый список – обвал рынка энергосырья, уничтожение мировой экономики.
– Ну а вы что?
– Посмеялись. Зато вышла новая модификация генератора: теперь его можно будет устанавливать в машины и не надо ставить на подзарядку – едешь, а он заряжается.
– Так говорили, что генератор надо ставить только в определенную точку. Или теперь можно куда угодно и мы, наконец-то, передвинем его в кладовку?
– Нет, только в движущиеся. Машина во время езды пересекает точки заряда и в момент пересечения получает импульс.
– Как я тебе? – Ольга появилась в кухне. Нежно-голубое платье делало глаза серыми, а красные цветки подчеркивали красивый силуэт. Обернувшись кругом, она уперла руки в бока.
– Ты прекрасна, – Олег подошел к жене, обнял и поцеловал в губы.


Июль, 2014г.

Автор: Вадим Трофимов